Русский / EnglishEurasia Heritage Foundation
About usEventsProjectsPartnersContestsPublicationsContacts
Publications
  • Books
  • Periodicals
  • Articles
  • Интервью

Polkhov Svyatoslav, War in South Ossetia may make it more difficult to find a solution to the Transnistrian conflict // Hayinfo.ru Analytical and Information Resource of Armenia, 15 August 2008 (in Russian)

Провал попыток Тбилиси

военно-силовыми методами заставить отказаться от фактического суверенитета Абхазию и Южную Осетию грозит усложнить и без того непростой процесс примирения Молдавии и Приднестровья.

Стало известно, что Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) отказалась контактировать с Кишиневом до тех пор, пока тот не осудит «агрессию Грузии». «Приднестровская сторона заявляет о введении моратория на контакты (с Молдавией) до решительного и безусловного осуждения молдавским руководством агрессии Грузии», — говорится в заявлении внешнеполитического ведомства ПМР.

«Приднестровье также рассматривает вопрос о целесообразности разработки и заключения нового соглашения о гарантиях мира, безопасности и стабильности в регионе, которое в полной мере отвечало бы существующим реалиям», — сказано в заявлении МИД ПМР.

В документе Молдавия обвиняется в том, что следует примеру Грузии, пытаясь «изменить формат переговоров и свести к минимуму роль России» и «создать условия для силового решения конфликта».

После вторжения грузинских войск МИД ПМР потребовал от Грузии «незамедлительного вывода вооруженных сил из Южной Осетии на расстояние, не позволяющее производить обстрел территории республики». Тирасполь также подчеркнул свое намерение продолжить оказание политической, экономической и иной помощи Южной Осетии и поддерживать постоянный контакт с ее руководством. В МИД ПМР заявляли, что не будут препятствовать выезду добровольцев в Южную Осетию. Тем самым непризнанная республика фактически продемонстрировала твердую поддержку российской политики на фоне полного молчания партнеров России по СНГ.

Ситуация в Южной Осетии послужила для МИД ПМР еще одним поводом для того, чтобы в очередной раз потребовать международного признания независимости Абхазии, Южной Осетии и ПМР. Было также распространено заявление Координационного совета общественных объединений и политических партий ПМР. В документе содержится призыв к руководству РФ принять меры по адекватному усилению миротворческого контингента не только в Южной Осетии и Абхазии, но и в Приднестровье, с дальнейшим официальным признанием государственности этих республик.

Подобная позиция Тирасполя не вызывает удивления. Еще летом 2006 г. Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия создали сообщество «За демократию и права народов», договорившись об оказании взаимной помощи. У Цхинвали, Сухуми и Тирасполя общие интересы и один и тот же покровитель.

Ранее Министерство иностранных дел и европейской интеграции Молдавии распространило сообщение, в котором говорится, что Кишинев присоединяется к заявлению председательствующей в Европейском союзе Франции «об ухудшении ситуации в Южной Осетии» от 8 августа. В этом документе содержался призыв прекратить насилие и возобновить переговоры между сторонами с целью политического урегулирования кризиса при соблюдении суверенитета и территориальной целостности Грузии.

Власти Молдавии до сих пор уклонялись от комментариев по поводу войны на Кавказе. Президент Молдавии В.Воронин, который находится в отпуске за рубежом, пока также никак не высказывался о событиях в Грузии. Между тем некоторые оппозиционные деятели внутри Молдавии подвергли критике Владимира Воронина за отсутствие у него четкой позиции относительно российской «агрессии» против Грузии.

Молдавия попыталась занять в ходе войны нейтральную позицию. Правда, присоединение к декларации ЕС может скорее свидетельствовать о ее поддержке позиции ЕС, чем действий РФ.

Конфликт вокруг Южной Осетии может заблокировать переговорный процесс между Тирасполем и Кишиневом. Отказ Южной Осетии при поддержке России от дальнейшего диалога с Грузией укрепит решимость лидеров ПМР добиваться международного признания их независимости. Проявления ПМР солидарности с Южной Осетией направлены в том числе на то, чтобы продемонстрировать Москве свою ценность как внешнеполитического партнера, который имеет такие же права на самостоятельное существование, как и непризнанные Абхазия и Южная Осетия. В Тирасполе любыми средствами стараются показать сходство конфликтных ситуаций вокруг Приднестровья с одной стороны и Абхазии и Южной Осетии с другой.

Вместе с тем в данный момент проведение операции «Чистое поле» в Приднестровье, т.е. военное нападение Молдавии на ПМР по существу невозможно. В.Воронин все еще рассчитывает урегулировать приднестровскую проблему дипломатическими средствами, надеясь на поддержку Москвы.

Этим, в частности, может объясняться тот факт, что он не оказал своему партнеру по ГУАМ — Грузии вообще никакой поддержки, не желая раздражать Кремль. Кроме того, даже Грузия, считавшаяся одним из ключевых партнеров США на постсоветском пространстве, не получила от Вашингтона той поддержки, на которую рассчитывала. Тем более на помощь Вашингтона не может надеяться Молдавия, представляющая для него гораздо меньший интерес. Не следует забывать и о недостаточных материальных и военных ресурсах Республики Молдова для силового решения приднестровского вопроса.

Вместе с тем В.Воронин не мог и не хотел встать на сторону России в ходе войны, поскольку Молдавия сталкивается с такими же проблемами, что и Грузия. В Кишиневе, несомненно, понимают, что одобрение претензий Цхинвали на суверенитет логически означало бы одобрение суверенитета приднестровского.

Проявление сочувствия по отношению к действиям Москвы могло бы не понравиться Вашингтону и Брюсселю (ЕС, как известно, рассматривается в качестве главного внешнеполитического партнера правящей в Молдавии Компартией).

Успешное завершение операции по принуждению Грузии к миру было воспринято как в Молдавии, так и на постсоветском пространстве как своего рода предупреждение. Россия вновь дала понять, что стремится играть лидирующую роль на постсоветском пространстве и готова для отстаивания своих интересов прибегнуть в случае необходимости к силовым методам. Объективно это сигнал о том, что РФ ни при каких обстоятельствах не позволит Молдавии осуществить реинтеграцию военным способом.

Вместе с тем дипломатические баталии, происходящие между Москвой и Вашингтоном вокруг Грузии и Южной Осетии, могут увеличить их разногласия и по приднестровской проблеме. США и РФ могут оказать большую, нежели ранее, поддержку позиции Молдавии и ПМР соответственно. Тирасполь и Кишинев в свою очередь могут выставить новые претензии друг к другу.

Таким образом, с известной долей уверенности можно прогнозировать замедление или даже временную остановку процесса урегулирования конфликта на Днестре. Маловероятно, чтобы Москва также благосклонно, как и ранее, воспринимала заявления В.Воронина о скором возвращении ПМР в состав Молдавии, тем более на правах автономии. Однако при взвешенной и осторожной политике В.Воронина, учитывающей как озабоченности ПМР, так и РФ, можно надеяться на прогресс в процессе примирения обоих берегов Днестра в долгосрочной перспективе.