Русский / EnglishEurasia Heritage Foundation
About usEventsProjectsPartnersContestsPublicationsContacts
Publications
  • Books
  • Periodicals
  • Articles
  • Интервью

Yatsenko Elena, Belarusian, Kazakh, Russian and Ukrainian elites about the prospects of integration // Way to Leadership: Socioeconomic and Political Reforms in Kazakhstan, Moscow, 2007 (in Russian)

Развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве отражает общемировые тенденции, обусловленные как интересами развития экономики и других сфер человеческой деятельности, так и очередным витком глобализации политических и экономических процессов в современном мире. От эффективности сотрудничества государств с использованием возможностей таких образований, как СНГ, ЕврАзЭС, ШОС зависит реализация жизненно важных геополитических и экономических интересов стран-участниц

Исходя из этого, Некоммерческий Фонд «Наследие Евразии» провел исследование «Восприятие интеграционных процессов на постсоветском пространстве экспертами и лидерами общественного мнения», основной целью которого было выявление расхождений и точек соприкосновения в представлениях элит разных стран об интеграции.

В качестве экспертов были привлечены политические деятели, представители бизнеса и публичного экспертного сообщества Беларуси, Казахстана, России и Украины, по роду своей профессиональной деятельности знакомые с интеграционной тематикой.  К участию в проекте были привлечены ведущие социологические центры четырех стран — лаборатория «НОВАК» (Беларусь), ЦКТ «Репутация» (Казахстан), исследовательская группа «ЦИРКОН» (Россия) и Центр «Социальный мониторинг» (Украина). Масштаб исследования позволяет сопоставить оценки текущего состояния и перспектив интеграционного процесса на постсоветском пространстве, а также возможности взаимодействия различных субъектов интеграции, в том числе государства, бизнеса и гражданского общества.

В настоящем обзоре представлена достаточно взвешенная с точки зрения исследователей оценка наиболее актуальных проблем и перспектив этого процесса, обозначены вопросы, имеющие теоретическую и практическую значимость и нуждающиеся в дальнейшей более глубокой научной проработке. Особый акцент сделан на мнение казахстанских экспертов и мнение экспертов из других стран на роль Республики Казахстан в процессах интеграции новых независимых государств.

Важным результатом исследования стало выявление значительных разночтений в понимании экспертами сущности интеграции, которая трактовалась и как наличие товарооборота между странами, и как взаимовыгодное сотрудничество и т.д. Профессиональным экспертным сообществом интеграция воспринимается не как единый процесс, а как множество процессов различной направленности, не объединенных ясной интеграционной идеей и не имеющих определенного вектора. Существующий интеграционный процесс на постсоветском пространстве напоминает, по выражению одного из экспертов, «проект строительства дома без архитектурного плана».

Несмотря на то, что большинство экспертов и политиков признают необходимость интеграции, однако оценки происходящих процессов и усилий отдельных стран неоднозначны. Спектр мнений весьма широк, что связано, с одной стороны, с отсутствием объективной и полной информации о происходящем, а с другой стороны, с неоправданностью ожиданий быстрых и впечатляющих экономических последствий интеграции.

В целом все экспертное сообщество отмечает необходимость интеграции, выдвигая при этом следующие основания:

  • интеграция является ведущей общемировой тенденцией развития, и государства постсоветского пространства не должны оставаться в стороне от этого процесса;
  • интеграция создает предпосылки для повышения эффективности и конкурентоспособности экономик, без чего невозможно выживание в современных условиях;
  • интеграция означает переход стран к качественно новому этапу развития, способствует раскрытию их внутреннего потенциала, тогда как попытки автономного существования консервируют отсталость;
  • интеграция — это эффективная защита от недружественных экономических, политических и идеологических интервенций со стороны мировых центров влияния.
  • Называются следующие предпосылки интеграции:
  • общая история, многовековой опыт социо-культурной, политической  и экономической интеграции;
  • сформировавшиеся — как в советский период, так и после — тесные экономические связи на уровне хозяйствующих субъектов; сложившееся межстрановое разделение труда;
  • совместимость стандартов и технологий производства;
  • общий язык межнационального общения;
  • близкая ментальность.
  • В качестве целевых ориентиров интеграции экспертами отмечены:
  • гармонизация экономического развития государств на постсоветском пространстве;
  • создание эффективной экономической системы, способной успешно конкурировать с другими регионами мира;
  • приведение национальных законодательств в соответствие с нормативно-правовыми актами, принимаемыми на межгосударственном уровне, обеспечение непротиворечивости правовых норм;
  • создание «единого социального пространства», предполагающего, в частности, свободное перемещение рабочей силы;
  • унификация стандартов и процедур (техническое регулирование, торговля, таможенная политика и пр.);
  • создание общей системы безопасности.

Развитие интеграционного процесса во времени изменяет сравнительную значимость различных его составляющих. Сейчас движущей силой интеграционных процессов эксперты считают экономическое направление. Поэтому основное внимание приковано именно к этой составляющей и факторам, обеспечивающим рост экономической интеграции. В то же время, многие эксперты указывают на некоторое усиление финансовой составляющей, поскольку растут потоки капитала и потребности в инвестициях на фоне снижения интереса со стороны  инвесторов стран Дальнего зарубежья.

В связи с этим, все больше внимания уделяется вопросам, связанным с созданием на постсоветском пространстве свободного рынка капиталов, формированием благоприятного инвестиционного климата. В свою очередь эти же вопросы рождают и наиболее значимые на текущий момент проблемы, которые требуют уточнения или адаптации принятых интеграционных соглашений, что может тормозить интеграционный процесс в целом.

Отмечается, что по глубине процесс интеграции неравномерен, что показано на приводимой схеме.

Роль бизнеса в интеграционном процессе. Для текущей ситуации характерно повышение активности на уровне отдельных хозяйствующих субъектов, участвующих в интеграционном процессе. В первую очередь, отмечается активность предприятий крупного бизнеса. Эксперты считают, что именно бизнес-сообщество должно являться «мотором» интеграционного процесса на постсоветском пространстве. До последнего времени бизнес-сообщество сталкивалось с многочисленными бюрократическими препятствиями для ведения бизнеса на территории стран-участниц интеграционных образований. Поэтому действия госорганов в области экономической интеграции были направлены на снижение административных барьеров для бизнеса. В настоящее время растущая зависимость стран постсоветского пространства от межгосударственных торговых и инвестиционных потоков начинает в той или иной мере осознаваться политическими элитами.

Эксперты, представляющие бизнес-сообщество, отметили как существенное обстоятельство, несоответствие между ожиданиями бизнеса, основанными на договоренностях между главами государств, и реальными впечатлениями от практики работы с конкретными чиновниками, действующими по собственным, а не межгосударственным правилам. Таким образом, бизнесмен несет значительные убытки и либо сворачивает проект, либо увеличивает коррупцию среди чиновников на нижнем уровне. Эксперты указывают на отсутствие механизма гарантированного возврата капиталов, вложенных под интеграционные обещания правительств и защиты вложенного капитала от внеправовых действий. Претензии экспертов, представляющих бизнес-сообщество, к государственным структурам связаны не столько с самими нормативными документами, сколько с отсутствием действенного сопровождения этих документов на практике.

Таким образом, бизнес-сообщество готово активно включиться в интеграционный процесс, если это будет экономически целесообразно. Поэтому оно ждет от государственных органов соответствующих решений. Кроме того, оно ожидает четкого и последовательного выполнения взятых на себя обязательств и реализации заявленных планов экономической интеграции. Также бизнес-сообщество надеется на поддержку государства при ведении деятельности в рамках интеграционного процесса на территориях, где еще не произошло оформление интеграционных механизмов, либо когда в интересах развития бизнеса им приходится идти на более глубокую интеграцию, чем предусматривается уже подписанными соглашениями.

Роль государственных органов. Высокая интенсивность усилий в последние годы отличает и высший уровень участников интеграционного процесса, который отвечает за формирование единого экономического пространства на постсоветской территории. Хотя на этом уровне эксперты отмечают предварительный характер ряда сделанных заявлений, их декларативный статус и отсутствие конкретных программ.

Эксперты обращают внимание на значительное влияние субъективных факторов на принятие и реализацию интеграционных решений, что затрудняет прогнозирование направлений, форм, темпов и результатов интеграции:

Инициаторами процесса выступают главы государств, чьи действия во многом определяются политической конъюнктурой;

Реализация решений в полной мере определена активностью государственных органов власти.

На уровне среднего звена, отвечающего за деятельность по отдельным направлениям интеграции, фиксируется низкая активность усилий, которая часто носит отчетно-демонстративный характер и редко выражается в конкретных результатах. Некоторые эксперты «подозревают» этот уровень в игнорировании, саботаже или даже разрушении интеграционных процессов нижнего и верхнего уровней.

Анализируя ход интеграционных процессов, эксперты указывают на то, что они инициируются преимущественно «сверху» через руководящие органы государств. Однако в настоящее время при сохранении «навязывания интеграции» государственными органами наблюдается возрастающая активность в инициации интеграционных устремлений «снизу», в первую очередь, со стороны бизнес-сообществ, все более заинтересованных в снижении административных барьеров и упрощении или унификации требований к межгосударственным корпорациям со стороны властей.

Эксперты в большинстве своем указывают на индифферентность политических партий к вопросам интеграции. Отмечается, что эта тематика содержится в предвыборных программах партий, но реальных действий в этом направлении политические организации не предпринимают. Очевидно, тема интеграции не является важной для «вопроса о власти».

Экспертное сообщество участвует в интеграционном процессе, скорее, в качестве стороннего наблюдателя, чем включенного участника. Это объясняется сложившейся системой принятия решений по вопросам интеграции, в которой преобладает волевой и конъюнктурный компонент, а внешняя аналитика и независимая оценка востребованы слабо.

Роль гражданского общества оценивается как незначительная, хотя население активно вовлечено в интеграционный процесс на бытовом уровне: личные поездки, пересекающие границы, отдых, трудовая миграция, малый бизнес. Это объясняется тем, что, с одной стороны, в странах постсоветского пространства не сформированы институты гражданского общества, с другой стороны, не сформулирована идея интеграции, понятная на уровне населения. Кроме того, эксперты отмечают рост опасений и рост противников интеграции среди населения. По их мнению, это связано с социальными проблемами постсоветского периода: падением уровня жизни, миграцией, национальными конфликтами, ростом организованной преступности и т.д.

Что касается существующих на постсоветском пространстве интеграционных образований, то эксперты по-разному оценивали их эффективность и перспективы.

В оценках СНГ доминирует признание его исторической роли в удержании постсоветского пространства от окончательного распада и необратимой дезинтеграции, сохранении транспортных и энергетических систем стран-участниц в рабочем состоянии, хозяйственных связей, функционировании безвизового режима, облегченных условий миграции в целом. Однако текущая деятельность данного образования оценивается чаще негативно: отмечается низкая эффективность и чрезмерная бюрократизация его структур, формальность деятельности, неадекватность принимаемых решений жизненным реалиям. В то же время, большинство экспертов высказываются за сохранение СНГ, поскольку его роспуск будет оценен как отказ от интеграции в качестве стратегического ориентира.

ЕврАзЭС. Одна группа экспертов (в основном из Казахстана) весьма положительно характеризует эту организацию с точки зрения интенсивности ее работы. Отмечается регулярность и высокая плотность встреч глав государств, глав правительств, министров, большое количество подготовленных документов, серьезный потенциал этой организации.

Однако есть и другое мнение, исходя из которого ЕврАзЭС — бюрократическая структура, в которой есть угроза постепенной подмены реальной деятельности ее имитацией. При этом подчеркивается, что в начальный период развития организации удалось добиться нескольких значимых достижений, например, по таможенной и тарифной политике, но после эффективность организации снизилась. Среди основных причин снижения эффективности называются следующие. Во-первых, более низкий взаимный товарооборот стран-участниц ЕврАзЭС по сравнению с внешним. Во-вторых, рост количества нетарифных ограничений. В-третьих, структурно экономики государств слабо совместимы. В итоге, по мнению данной группы экспертов, на сегодняшний день участники ЕврАзЭС больше отдалены друг от друга, чем на момент создания объединения, а увеличение количества участников не влияет на содержание и качество деятельности интеграционного образования.

ГУАМ оценивается как экономическое объединение, созданное для обеспечения транспортировки среднеазиатских и азербайджанских энергоносителей через Грузию на Черное море и перекачку их в Европу. Однако группа экспертов (в основном, украинских) считает этот проект перспективным, имеющим большой потенциал, прежде всего, с экономической точки зрения. Оптимистические оценки основаны на отмечаемой политической близости действующих президентов Грузии и Украины.

Однако большинством экспертов этот проект воспринимается в политическом ракурсе, а его экономическая рентабельность ставится под сомнение. В ГУАМ видят организацию, призванную противостоять влиянию России на Кавказе и в Средней Азии, оказать на нее политическое давление. Также многие эксперты указывают на активную позицию США в оказании политической, организационной и финансовой поддержке ГУАМ.

Союз Беларуси и России рассматривается как первый реальный опыт современной не только экономической, но и политической интеграции на постсоветском пространстве. Эксперты, позитивно оценивающие этот проект, подчеркивают его высокий потенциал, дееспособность. Отмечается, что политические заявления были подкреплены реальными действиями.

Эксперты, настроенные скептически, обращают внимание на отсутствие «внятной концепции союзного государства», указывают на высокое различие в «весовых категориях» объединяющихся сторон. Некоторые эксперты говорят об изначальном неравенстве стран, входящих в Союз. В качестве наблюдаемой тенденции эксперты указывают на пробуксовку этого проекта из-за нерешенных проблем финансовой интеграции государств.

Эксперты Казахстана в целом положительно относятся к интеграционным процессам между Беларусью и Россией, но оценивают перспективы объединения как невысокие из-за влияния политического фактора.

Шанхайскую организация сотрудничества (ШОС) рассматривается как организация, созданная для укрепления доверия, дружбы и добрососедства между государствами, расположенными по линии Восток-Запад на постсоветской территории, и Китаем. При этом ряд экспертов указывает на то, что судьба ШОС будет зависеть от позиции Китая, который через ШОС будет пытаться распространять свое влияние на Среднюю Азию.

Деятельность Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) смогли оценить не все эксперты.  Их мнения разделились на два полюса. Одна группа считает, что это такая же формальная и бюрократическая организация, как и все прочие, только отвечающая за безопасность. Другая группа считает ОДКБ вполне работоспособной, связывая это с конкретным характером задач.

Казахстан, по мнению казахстанских экспертов, является лидером интеграционных процессов в странах Центральной Азии. Это связано с активным продвижением Президента Казахстана Н.Назарбаева идеи единого геополитического пространства Евразии. Казахстан, с точки зрения экспертов, очень высоко оценивает и поддерживает идею интеграции всего постсоветского пространства, участвует во всех значимых интеграционных объединениях. Для казахстанских экспертов более предпочтительна модель «специализированной интеграции» по примеру СССР: каждая страна занимает собственную экономическую нишу, и партнеры по интеграции взаимно дополняют друг друга. Казахстан, по мнению экспертов, с уважением относится к совместному прошлому и с Россией, и с другими государствами в советский период. Казахстанская элита стремится  сохранить то, что было создано за этот период: единый менталитет и язык общения, культурные связи, привычные технологии и т.д. Казахстанские эксперты выделяют «ядро» интеграции — «Казахстан — Россия», которое, по их мнению, является основным локомотивом интеграции на постсоветском пространстве. Наиболее перспективной формой интеграции экспертам в Казахстане в настоящее время видится ЕврАзЭС.

В свою очередь, российские эксперты отмечают высокий вклад Казахстана в интеграцию на постсоветском пространстве и отмечают активную экономическую деятельность Казахстана на российской территории. Эксперты обращают внимание на конструктивный характер разрешения, возникающих между двумя странами конфликтов, в том числе и по экономическим вопросам. Белорусские эксперты относятся к Казахстану как к заинтересованному партнеру, и высоко оценивают его интеграционные устремления. Украинские эксперты не высказывали значимых мнений по отношению к позиции Казахстана в интеграционном процессе.

Казахстанские эксперты считают, что Казахстан относится к России как к стратегическому партнеру и «доброму соседу», рассматривают Россию как большое государство, со своими интересами и притязаниями на лидерство. Эти притязания эксперты не разделяют, но и не считают нужным им противодействовать: «если им нужно, то пусть сами и упираются». Критические замечания высказываются казахскими экспертами в адрес России в связи с отсутствием у России четкой концепции интеграции и даже собственной стратегии развития. Кроме этого, отдельными экспертами указывается на проявление в определенные моменты с российской стороны в отношении Казахстана «имперской позиции».

Эксперты Казахстана оценивают позицию Украины в интеграционном процессе как неопределенную и противоречивую, вызванную амбициями политической элиты в  желании доминирования на части постсоветского пространства, но не подкрепленную значительными политическими и экономическими основаниями. Кроме того, ряд экспертов расценивают организацию ГУАМ как инструмент влияния США на постсоветском пространстве и негативно оценивают политику Украины как «антироссийскую».

С учетом оценок бизнеса как реальной интеграционной силы, в рамках исследования проанализировано, как воспринимают друг друга бизнес-сообщества Казахстана и России.

Российские эксперты указывают на значительную экспансию капитала из Казахстана, особенно в приграничных с Казахстаном регионах. Эксперты отмечают, что если в начале процесса интеграции были известны случаи неправового поведения властей Казахстана в отношении российского бизнеса, то в настоящее время они не чувствуют ущемления и не считают, что несут большие риски, чем казахские предприниматели. Среди ожиданий от российского бизнеса эксперты называли уплату налогов, социально ответственное поведение и поддержку политики российской власти в странах постсоветского пространства.

Казахстанское бизнес-сообщество считает себя наиболее цивилизованным и продвинутым на постсоветском пространстве благодаря тому, что казахстанский бизнес работает по мировым стандартам, его бизнес-схемы более прозрачны, чем российские. Это, по мнению экспертов, делает казахстанский бизнес более предпочтительным для западных партнеров. Эксперты отмечали высокую инвестиционную активность казахстанского бизнеса в России, Украине и странах Центральной Азии, для которых Казахстан является экономическим центром притяжения. Бизнес-сообщество Казахстана считает, что при работе на территории России оно несет не более высокие риски, чем российские предприниматели. Благодаря высоким стандартам казахстанского бизнеса, по мнению экспертов, на территории Казахстана он более конкурентоспособен, чем российский. В связи с этим, отмечается, что «российская экспансия» не представляет реальной угрозы для казахстанского бизнес-сообщества. Среди ожиданий от бизнес-сообщества в Казахстане отмечались необходимость поддержки инициатив государства, уплаты налогов и социальной ответственности.

Мнение экспертов относительно темпов интеграционного развития разделились.  Просматривается два возможных сценария. Первый (к нему склоняется большая часть экспертов) — «Европейский» сценарий интеграции — предполагает постепенное сближение, продолжительность которого составит порядка 50 лет. Второй сценарий — «Интеграционный рывок» -  представляет собой «шоковый» вариант интеграции в течение 5–10 лет, направленный на предотвращение «растаскивания по перифериям других центров интеграции, в рамках которых их развитие пойдет по другому вектору».

 Экспертное сообщество отметило следующие проблемы интеграции:

  • Отсутствие ясной идеи интеграции государств на постсоветском пространстве. Некоторыми экспертами эта проблема названа первичной и определяющей. Отсутствие четкой концепции снижает мотивацию участников интеграционных процессов к согласованным совместным действиям, побуждает «тянуть одеяло на себя». В качестве решения предлагалось сформулировать идею интеграции либо общими усилиями, либо на основе создания «института интеграции».
  • Значительные различия между странами-участниками интеграционных процессов по уровню и темпам развития, отсутствие концептуальных моделей эффективной интеграции. Отмечается отсутствие взвешенных подходов к данной проблеме и наличие ряда альтернативных вариантов политики в отношении регионов, отличающихся по уровню развития (ждать, пока «подтянутся» сами; исключить из интеграции; создать программы помощи и т.д.). Отмечаются попытки организационного решения проблемы при недостатке концептуального осмысления.
  • Недостаточное осознание политическими элитами государственных интересов, отсутствие содержательной государственнообразующей идеи (исключение в данном случае составляет, возможно, только Казахстан). В результате отсутствуют надсубъективные регуляторы, действия лидеров государств во многом ориентируются на соображения политической конъюнктуры. Это вносит в переговорный процесс нестабильность: смена руководства в одной из стран приводит к возобновлению переговоров «с чистого листа».
  • Несоответствие между существующими организационными формами и стадией развития интеграционного процесса. Одна из важнейших организационных проблем интеграции — неадекватность реальному процессу, отсутствие системного видения происходящего, своевременных оценок и обратной связи. Бюрократическая структура не способна в одиночку адекватно реагировать на происходящие изменения. Необходимы более гибкие организационные формы, способные быстро адаптироваться к очень динамичной ситуации. Эксперты подчеркивали различные аспекты данной проблемы, важной для эффективности интеграционного процесса.
  • Несогласованность процесса интеграции по направлениям и уровням. Как указывают эксперты, множественность организационных форм, эгоистичный лоббизм, отсутствие действенного механизма согласования экономических, политических, социальных и ресурсных факторов затрудняют протекание интеграционного процесса.
  • Недостаточная организованность субъектов интеграции: бизнес-сообщества, экспертного сообщества, институтов гражданского общества. Силами, которые могут подтолкнуть власть более серьезно отнестись к интеграционному процессу, выступают и бизнес, и гражданское общество. Однако они еще недостаточно организованы. По мнению экспертов, необходимы ассоциации предпринимателей, представляющие их интересы во взаимодействии с властью (поскольку именно они, а не властные структуры, реально заинтересованы в эффективной интеграции).

Экспертное сообщество обращает внимание, что общие проблемы государственного управления, такие как коррупция, взяточничество, чиновничий произвол, слабость правовой системы, наиболее ярко проявляются именно в межгосударственных отношениях, и без решения этих проблем нельзя ожидать роста эффективности интеграционных процессов.

К факторам, осложняющим интеграцию, препятствующим ее эффективному течению, эксперты отнесли следующие:

  • Незащищенность инвестиций и собственности, как существенное препятствие экономической интеграции, особенно в условиях смены политических элит.
  • Дискриминационный фактор, поскольку до сих пор имеют место дискриминация предпринимателей по национальному признаку, множественность барьеров для перемещения товаров и капиталов, неравные условия конкуренции.
  • Бюрократический произвол. Бизнес устал от вмешательства чиновников, коррупции и взяточничества. Ему необходимы цивилизованные условия и определенность правового поля, остальное он готов сделать самостоятельно, заплатив государству необходимые налоги.

 В рамках создания интеграционных объединений эксперты выделяют два направления поиска эффективных форм взаимодействия субъектов интеграционного процесса:

  • Первое направление — создание надгосударственных полномочных органов управления интеграцией, а также, возможно, введения при Президентах должностей помощников, отвечающих за интеграцию. Такие меры, по мнению экспертов, позволят повысить реализуемость принимаемых решений и исполнительскую дисциплину чиновников.
  • Второе направление — стимулирование создания неформальных интеграционных объединений, которые могли бы выступать как самостоятельные субъекты интеграционного процесса, в первую очередь, в бизнес-сообществах (например, объединения российских предпринимателей, которые работают в Казахстане, или казахстанских предпринимателей, работающих в России). По мнению экспертов, создание таких объединений обеспечит более комплексный подход к интеграционным процессам и повысит результативность работы по продвижению интеграции за счет использования и обобщения практического опыта.

Предложенные рекомендации включают создание рабочих органов по отдельным проблемам интеграции или по согласованию различных технических параметров (в области связи, транспорта и т.д.) при соответствующих министерствах и ведомствах в целях оптимизации кадрового обеспечения и улучшения организации.

В отношении состава интеграционных объединений эксперты все больше склоняются к  необходимости сосредоточить усилия на создании реального интеграционного объединения государств, которые находятся на сопоставимом уровне экономического развития. К ним относят Беларусь, Казахстан, Россию и Украину, с возможностью добровольного присоединения других государств. Эксперты отмечают целесообразность для России скорректировать способ реализации своих интеграционных устремлений, более уважительно относиться к статусу стран-партнеров, реально признать их равенство как субъектов межгосударственного права при различиях в масштабах и экономическом потенциале.

Отмечается необходимость разработки организационных форм стабилизации и коррекции амбиций политических элит на постсоветском пространстве. В отсутствие развитых институтов гражданского общества эта функция отводится консультациям и сотрудничеству с экспертным сообществом. Эксперты настаивают на необходимости подключения интеллектуального потенциала экспертного сообщества к процессам интеграции в различных организационных формах с целью выработки концептуального видения происходящих процессов и оценок, учитываемых при принятии решений.

По мнению экспертов, основным направлением усилий всех субъектов интеграционного процесса должна стать экономическая интеграция, где ведущая роль отводится бизнес-сообществу.