Русский / EnglishEurasia Heritage Foundation
About usEventsProjectsPartnersContestsPublicationsContacts
Publications
  • Books
  • Periodicals
  • Articles
  • Интервью

Yatsenko Elena, Parliamentary elections in Kazakhstan: new «old» pattern for the CIS // Way to Leadership: Socioeconomic and Political Reforms in Kazakhstan, Moscow, 2007 (in Russian)

По итогам голосования на досрочных парламентских выборах в Казахстане, проходивших в августе 2007 года, сокрушительную победу одержала партия «Нур Отан», возглавляемая президентом Н.Назарбаевым. Победа президентской партии с результатом 88,5% была столь неожиданной, что многие политологи, традиционно пропагандирующие успехи демократических преобразований в Республике Казахстан, как-то растерялись в интерпретации итогов волеизъявления.

Действительно, 88,5% голосов при средней явке по стране в 65% — показатель того, что президент Назарбаев является национальным лидером, с его личностью связывают свое будущее большинство казахстанцев. При действующем президенте 16 лет назад страна неожиданно для себя обрела независимость (эксперты помнят, что Н.Назарбаев не участвовал в подписании Беловежских соглашений и был против развала Советского Союза). Тем не менее, именно Назарбаев сумел закрепить современные границы страны и обеспечить ее суверенитет. Именно он смог нейтрализовать национализм и, тем самым, предотвратить массовый исход этнических русских и других нетитульных народностей из страны (в случае с Казахстаном применять термин «русскоязычные» некорректно, т.к. практически все население СССР, особенно на территории современного Казахстана, владело русским языком как родным, зачастую в ущерб национальному). Именно при нем о Казахстане заговорили как о новой модернизационной модели развития центрально-азиатских государств. Именно благодаря ему, Казахстан сегодня становится политическим лидером в регионе.

На мой взгляд, 18 августа 2007 года избиратель голосовал не столько за программу победившей партии, сколько за личность политического лидера — Нурсултана Назарбаева. Первого Президента РК, который в соответствии с недавно принятыми поправками в Конституцию страны является не только формально бессрочным Президентом Казахстана, но и действующим гарантом стабильного развития страны.

Все вышесказанное применимо только для ядра электората Н.Назарбаева и его партии. Так как после закрытия избирательных участков стало известно, что в г. Астане голосовало 39,13%, а в г. Алматы — 22,51% избирателей (для сравнения, в Алматинской области проголосовало 90,12%). Центры политической и экономической жизни страны, наглядно проявили свое отношение к прошедшим выборам. По мнению экспертов, эти два самых крупных города проявили особый, несводимый к сельским регионам тип политического поведения.

Опыт показывает, что в лучшем случае такое бывает, когда, по мнению избирателей, их голоса ничего не изменят и результат предрешен. В худшем — люди сознательно объявляют бойкот безальтернативным выборам, в которых нет даже права заполнить графу «против всех», и тем самым дают сигнал власти, что может быть и другое направление развития страны. Относительно Астаны и Алматы следует сказать, что они уже давно стали особыми социально-территориальными единицами. В них большой процент состоявшихся, самодостаточных людей. Здесь быстрее оформляется социальная структура рыночного общества, имеющего преимущественно либеральное сознание. В городах-мегаполисах имеется своя особая «аура», своя отличная от общепринятой ритмика. Соответственно это высокий темп жизни предопределяет некоторые особенности политического поведения. В данном случае высокий жизненный уровень в Алматы и Астане, естественно, сказался и на особых результатах голосования, отражающих в какой-то мере состояние сознания элитарного слоя общества. 

Возвращаясь к неудачам оппозиционных партий, необходимо вспомнить и еще такой немаловажный фактор в Казахстане, как этнический состав населения. Если наложить процентный состав распределения русскоязычных жителей по стране на результаты голосования за «Нур Отан», то получится, что регионы (исключая две столицы) с преобладанием аполитичных этнических русских и других представителей нетитульной национальности голосовали за «Нур Отан». Т.е. за понятные условия игры, экономические реформы Назарбаева, за будущее трехязычие как мягкую альтернативу всеобщей казахизации общества и государства.

Причинами сложившейся ситуации являются не только пресловутый административный ресурс, помноженный на бесконечную готовность региональных властей выдать на гора лучший результат, но и внятная предвыборная платформа партии «Нур Отан».

Есть ли в данной ситуации угроза того, что призрак КПСС обретет реальность? Есть, но единственный возможный ответ — создание собственной политической модели. И здесь возможна ссылка на то, что Казахстан не только самое «европейское» в Центральной Азии, но все-таки и азиатское государство.

Далеко ходить не надо. В том же Азиатско-Тихоокеанском регионе существуют свои модели однопартийных политических систем. При этом есть страны с многопартийной системой, но однопартийным парламентом. Для государств бывшего соцлагеря характерна «коммунистическая модель», в которой есть страны, закрепившие в конституции однопартийную систему (Лаос), и есть страны с многопартийной системой, где по итогам выборов в парламент прошла только одна партия (Коммунистическая партия в парламенте Вьетнама). При этом темпы развития современного Вьетнама не позволяют заявлять, что такая модель является сдерживающим фактором.

Ярким примером модели «многопартийности при преобладании одной партии» является Япония, где доминирует Либерально-демократическая партия (ЛДП). Она практически срослась с административным аппаратом, стабильно получает достаточное число голосов для формирования однопартийного правительства. Несмотря на единоличное правление ЛДП, общество в целом выглядит плюралистичным, поскольку в нем свободно действуют различные политические партии и объединения и каждая политическая сила занимает свою нишу. Однако в стране никогда не было оппозиции, равновеликой правящей партии. Имея большинство мест в парламенте, ЛДП старается избегать лобовых столкновений с оппозицией и предпочитает достигать консенсуса, что соответствует японской политической культуре. Сложившаяся в 1955 г. (после возникновения ЛДП) политическая система Японии не превратилась в известную по западным примерам конструкцию, в которой две примерно равные по силе партии попеременно оказываются у власти. Система, где стала доминировать ЛДП, получила название «полуторапартийной», что подчеркивает ее отличие от двухпартийной. Если партийная система Японии 1950–х годов интерпретировалась как «полуторапартийная», аналогичная система 1970–х и первой половины 1980–х годов могла быть названа системой однопартийного правительства и многопартийной оппозиции. В условиях практического отсутствия межпартийного соперничества вокруг власти Япония является одним из наиболее ярких в сегодняшнем мире примеров системы, в которой преобладает одна партия.

Схожая модель формируется в Таиланде. Парламентские выборы, прошедшие 6 февраля 2005 г., привели к возникновению похожей модели. Победила партия «Тай Рак Тай» («Тайцы любят тайцев»), лидером которой является действующий премьер-министр Таксин Чинават. Парламент в Таиланде двухпалатный. «Тай Рак Тай» получила 399 из 500 мест в парламенте, в то время как крупнейшая оппозиционная Демократическая партия Таиланда — только 80. После этого лидер оппозиции Баньят Бантадтан сложил с себя полномочия, заявив, что теперь политическая борьба не имеет смысла: «Тай Рак Тай» получила в парламенте абсолютное конституционное большинство, в связи с чем победители впервые за 73–летнюю новейшую историю Таиланда сформировали однопартийный, а не коалиционный кабинет министров.

Что касается Центральной Азии, то многие эксперты утверждают, что ряд многопартийных парламентов не смогли преодолеть «однопартийность на практике» (Таджикистан, Узбекистан). Российские выборы в декабре 2007 г. также могут поставить вопрос о форме будущей парламентской модели. Но именно в российском парламенте уже прошла обкатку «модель многофракционности в одной парламентской партии». Эксперты помнят, каким разрушительным для «Единой России» было создание двух ее «крыльев».

Судя по всему, Казахстан — первый из новых независимых государств будет вынужден оформить модель и разработать систему сдержек и противовесов в самом парламенте. Иначе представительный орган превратится в машину по штамповке законов, угодных окружению президента страны.

К сожалению, мы в России это уже проходили. В прошлом веке.